главная > убыхский раздел > Научные данные по убыхскому языку
 

Здесь приведены научные данные об убыхском языке, которые представляют из себя сухую лингвистическую информацию с пояснениями.

 

До выселения убыхов в Турцию убыхский язык развивался под сильным влиянием адыгского языка и отчасти абхазского. После выселения началось усиление вытеснения исконных слов турецкими, которое и до этого имело место.

 

Ударение

Ударение в словах силовое, не фиксированное. Может быть фонологически релевантным, т.е. в некоторых одинаковых словах может служить для различения смысла (wа́нджа - щенок, wанджа́ - тайна).

Многие односложные и двухсложные слова имеют фиксированное ударение на корневом слоге, не меняя его при сочетании со слогообразующими префиксами:

1.                k°'ә (неопред.) - ăk°'ә́ (опред.) - рукоять;

2.                łă (неопред.) - ăłắ (опред.) - кровь;

3.                t°ăxә́ (неопред.) - at°ăxә́ (опред.) - убых;

4.                dăx°ắ (неопред.) - ădăx°ắ (опред.) - лето.

В других словах этого же типа отмечается перемещение ударения на слогообразующий префикс:

1.                lă (неопред.) – ắlă (опред.) - армия, войско;

2.                g°әmắ (неопред.) - ắg°әmă (опред.) - корова.

 

Фонологические сведения

Убыхский язык относится к консонантному типу (много согласных). Характерна аккомодация гласных (слияние с согласными), их редукция и выпадение, т.е. гласные здесь не в моде J.

В нем различают более 80 согласных фонем (по разным сведениям) и 2 основные гласные: [a] - открытая и [ә] - закрытая в зависимости от окружения приобретают различные тембровые качества. Гласная [ә] реализуется как и рядом с сонантом [w], как а - рядом с полушипящими (шипяще-свистящими) лабиализованными. [a] реализуется как а после палатализованных (в алфавите это те, которые с мягким знаком), полушипящих и зубных (д, т, дж, ц и т.д.), как о - перед сонантом [w], как стяженное ö - перед [n] (в морфеме творительного падежа -öны). Гласная [a] возможна в начале, середине и конце слова. Гласная [ә], как правило, встречается в середине и в конце слова. В начале слова она возможна в личных формах глагола, ынqаqа - он ему сказал. В определенных позициях отмечается фонологизация долготы гласной, что создает оппозицию [a]:[ă],

1.                ăzbәjăn - я его вижу, ăzbәjаn - я их вижу;

2.                ăk´'ăn - он идет, ăk´'аn - они идут.

Характерны морфонологические чередования типа t-t°: wәtăt - ты находишься там, wәtăt°q’ă - ты находился там.

В личных аффиксах глухие согласные комбинаторно озвончаются в положении перед звонкими:

1.                sk´'ăn - я иду, но ăzbәjăn - я его вижу;

2.                š´k´'an - мы идем, но ăž´bәjăn - мы его видим.

Преобладающие структуры слогоморфемы представлены моделями CV (согласный-гласный), CCV (согласный-согласный-гласный): g´ә - сердце, c°ă - кожа, pxă - дочь, psă - душа, tx°ă - зола. В качестве начальных элементов консонантных групп в корневой морфеме чаще всего выступают зубные смычные b, p, p. Более многочисленны сочетания согласных с начальной глухой придыхательной p. Сочетания "n + согласная" в корневой морфеме чаще всего - результат фонетического наращения начального сонорного элемента: ndәγă - солнце, ng´ăqә - стена, ndăn - острый, nd°әq’ă - сад, nd°ăšă - веревка.

 

Семантико-грамматические сведения

По морфологическому типу это агглютинативный язык (слова образуются путем склеивания) с очень высокой степенью синтетизма, проявляющегося как в системе словоизменения, так и в системе словообразования. При этом синтетизм в основном создается строением глагола, стоящего в центре морфологии. Префиксация более распространена, чем суффиксация (приставки используются чаще, чем суффиксы).

Выделяются следующие лексико-грамматические разряды слов: существительные, прилагательные, числительные, местоимения, глаголы, наречия, причастия, деепричастия, превербы, послелоги, союзы, междометия.

Между частями речи нет достаточно строгого морфологического разграничения. Существительные, прилагательные и числительные различаются главным образом по семантическим признакам. Это значит, что увидев незнакомое убыхское слово, вы не сможете определить к какой части речи оно относится. Существительные и прилагательные морфологически слабо дифференцированны.

 

Классы человека и нечеловека представлены как семантическая категория, т.е. здесь нет, как в абхазском, префиксов и т.п., предназначенных отдельно для каждого класса, а есть слова со специфичным смыслом. К классу человека относится вопросительное местоимение š´ә «кто», к классу вещей - местоимение să (или săk´ă) «что». Значение одушевленности (неодушевленности) выражается лишь лексически.

 

Множественное и единственное число

Категория числа морфологически выражается путем противопоставления форм эргатива (č´ә - лошадь, č´әna - лошади), притяжательности (sәč´ә - моя лошадь, söč´ә - мои лошади) и указательности (jәč´ә - эта лошадь, jәłăč´ә - эти лошади), т.е. отсутствует специализированный аффикс множественности. Поскольку не все грамматические формы существительного содержать в себе указание на число, немаркированное употребление формы единственного числа имеет широкое распространение.

Суффиксальная морфема мн.ч. -łă родственна адыгскому э.

 

Числительные

Первообразные числительные морфологически нечленимы:

1 – ză, 2 – tq°’ă, 3 – ă, 4 – p’ł’ә, 5 – š´χә, 6 – fә, 7 – blә, 8 - γ°ă, 9 - bγ´ә,10 -  ž°ә.

Количественные числительные от 11 до 19 образованы путем сложения жwы и соответствующих единиц до девяти включительно:

11 - ž°әză, 12 - ž°әtq°’ă, 13 - ž°әă, 14 - ž°әp’ł’, 15 - ž°әš´χ, 16 - ž°әf, 17 - ž°әbl, 18 - ž°әγ°ă, 19 - ž°әbγ´.

В количественных числительных от 21 до 29 к tq°’ăt°’ прибавляются простые числительные, причем оба компонента оформляются повторяющейся союзной морфемой (ă)lă... (ă)lă: 21 – tq°’ăt°’ălă zălă, 23 – tq°’ăt°’ălă ălă.

Числительные 30, 40 ... 90 считаются по двадцаткам:

30 - tq°’ăt°’ălă ž°әlă (20 и 10),

40 - tq°’ămċ’ă tq°’ăt°’ә (дважды двадцать),

50 - tq°’ămċ’ă tq°’ăt°’ălă ž°әlă (40 и 10) или š°ăzănǯ´ă (половина сотни),

60 - ămċ’ă tq°’ăt°’ә (трижды двадцать),

70 - ămċ’ă tq°’ăt°’ălă ž°әlă (60 и 10),

80 - p’ł’әmċ’ă tq°’ăt°’ә (четырежды 20),

90 - p’ł’әmċ’ă tq°’ăt°’ălă ž°әlă (80 и 10).

Числительное "š°ă - сто" является нечленимым; ăš°ă - триста (3 и 100). Как и в адыгских языках, числительное min заимствовано. Помимо него имеется еще комплекс ž°әš°ă (10 сотен).

Количественные числительные в сочетании с существительными занимают препозицию: tq°’ă px´ădәk°’ - две девушки, tq°’ăt°’ălă γ°ălă k°ăbž´ă - двадцать восемь человек.

Кратные числительные образуются с помощью суффикса -mċ’ă (или -mċ’ăk´ă): tq°’ămċ’ă, ămċ’ă, p’ł’әmċ’ă, š´χәmċ’ă, blәmċ’ă и т.д.

Порядковые числительные, за исключением [ăγ]ănc°’әx, образуются от соотносительных количественных числительных, причем встречаются суффиксальные и префиксально-суффиксальные формы:

ăγătq°’ăx = ăγătq°’ălăx = ăγătq°’ămċ’ăx = tq°’ămċ’ăx = tq°’ăx[ә].

 

Падежи

маркированный список

именительный (абсолютный) является падежом субъекта при непереходном глаголе и падежом прямого объекта при переходном глаголе: ătәt ăk´’ăn - человек идет; γală zăwănq°’ăǯ´әn zăjak´’ă ăk´’aq’ă - свое войско собрал и на войну отправился.

маркированный список

эргативный выражает субъект при переходном глаголе (ăpx´ădәk°’әn ănajnš° dăbjăt’әn ... - когда девушка увидела юношу ... ; ăsasăn ăšanә ăjnš´q’ă - невеста стол приготовила). Эргатив множественного числа выражается с помощью -na (ătәtna ăbәjăn - люди видят что-то). Падеж на -n выражает также: а) косвенный объект, т.е. лицо или предмет, к которому направляется действие (ăpx´ăš°әn jăst°qă - я отдал это женщине); б) нахождение где-либо (zănt’ă g´әʒă g°ără zăš°ăblăn g´әt - какой-то большой дракон обитает в одной стране); в) движение туда, оттуда (ănajnš° zăqaә g°ărăn g´әwәn - юноша в какое-то село въехал); г) фактив, или превращение во что-либо (ăx´әn š´qă - он принцем стал). Формант -nă вместе с посессивным префиксом ăγă- обозначает имя обладателя (ăpx´ădәk°’әnă ăγăc°әjă - комната для девушек).

маркированный список

превратительный падеж: łәq°sanә - как герой, в качестве доблестного мужчины; p’č´'anә - как гость, в качестве гостя.

маркированный список

орудный (инструментальный) и направительный падежи: -önә (č´önә - верхом, łăp’önә - пешком, γăcănönә - своим мечом, γăwlănönә - со своими солдатами).

 

Формант -γă выражает локативную функцию: š°ăblăγă - в стране, Francăγă - во Франции, ălăγă - в армии, ălăγ°әnăγă - в комнате для молодоженов. Форма на -nk´ă обозначает нахождение среди чего-либо и между чем-либо: š´xaq’ănănk´ă - среди раненных, ăjănәżnănk´ă - из великанов. Формант -önʒă передает достижение чего-либо: ăс°әjönʒă wәn - он ведет (его) до дома.

 

Характерны именные категории определенности и притяжательности, т.е. каждое слово должно быть либо определенным, либо неопределенным, либо твоим, либо моим и т.д. Категория принадлежности выражается префиксами sә-, să- мой, sö-, saw- мои; w-, wă- твой, wö-, waw- твои; γa-, γă- его (ед.ч.), γö-, γaw- его (мн.ч.); š´ă - наш (ед.ч.), š´ö-, š´ăw- наш (мн.ч.); s°ә- ваш, s°ö-, s°ăw- ваши; ăγă-, ăγö- их.

Отсутствует личное местоимение 3 л. (как и в адыгских языках; а в абхазском оно есть, да еще различается по классам человека и нечеловека, но это мы обсуждали выше). Личные местоимения 1 и 2 л. окончаний основных падежей не принимают.

 

Глаголы

Глаголу присущи такие морфологические категории, как: переходность-непереходность, статичность-динамичность, финитность-инфинитность, лицо, число, время, наклонение, побудительность (каузатив), версия, потенциалис, непроизвольность, возвратность, союзность, совместность, взаимность. Грамматическое значение глагольной основы, ее переходность-непереходность определяют дистрибуции личных аффиксов и структуру предложения. Аффиксы субъекта, прямого объекта, косвенных объектов и корневой элемент в переходных и непереходных парадигмах имеют разные аранжировки. Характерно обилие глагольных приставок (превербов), выражающих различные пространственные отношения.

Корневые морфемы делятся на свободные и несвободные. Первые включаются в парадигмы словоизменения без каких-либо деривационных аффиксов: sәwәn - я вхожу (корень wә -), ăsċ’ăn - я знаю (корень ċ’ă-), sәg´әs - я сижу на чем-то (несвободный корень -s-).

Глаголы делятся на одноличные и многоличные. Личные префиксы соотносятся с корневыми элементами соответствующих местоимений. В формах многоличных глаголов они располагаются в следующей последовательности: 1) в двухличных непереходных глаголах на первом месте префикс субъекта, на втором - косвенного объекта; 2) в двухличных переходных глаголах первое место занимает показатель прямого объекта, второе - показатель субъекта; 3) в трехличных переходных глаголах между префиксами прямого объекта и субъекта ставится показатель косвенного объекта.  Наряду с переходными и непереходными глаголами имеются также нейтральные глаголы, которые выступают то как переходные, то как непереходные. Система времен и наклонений сложная. Категория побудительности выражается тремя аффиксами: dә-, ә-, γă-. Адыгско-убыхское γă- и абхазо-абазинское r- считаются родственными.

Потенциалис передается с помощью суффикса -fă. Имеется версионный показатель -c°ә-. Другой префикс версии, χă- генетически неотделим от адыгского фэ-/хуэ-. Общим для адыгских и убыхского языков является показатель взаимности ză-, а формант отрицания m, выступающий то как суффикс, то как префикс, объединяет все абхазо-адыгские языки.

Глагол имеет возможность посредством суффиксов выразить чрезмерность (-c°ă), окончательность (-łă), повторность (-ăj). Вероятно, адыгск. э (-š´ä/-ṡä), абх.-абаз. -ċ°a/-č°a и убых. -ċ°ă одного происхождения.

Ниже даются образцы спряжения разноструктурных глаголов с использованием следующих обозначений: К - корневая морфема, С - аффикс субъекта, О - аффикс прямого объекта, О1 - аффикс косвенного объекта, О2 - аффикс отрицания, П - аффикс понудительности (каузатива), П1 - аффикс потенциалиса, Н - аффикс направления, Н1 - аффикс наклонения, В - аффикс времени, В1 - аффикс версии, В2 - аффикс возвратности, Л - локативный аффикс, Ч - аффикс числа.

1.                Одноличный простой непереходный глагол: С+К+В, s-k´'ă-n - я иду.

2.                Двухличный простой непереходный глагол: С+О1+В, wә´ә-płă-n - ты на нас смотришь.

3.                Двухличный простой переходный глагол: О+С+К+В, wә-z-bәjă-n - тебя я вижу, w-a-bәjă-n - тебя они видят.

4.                Трехличный простой переходный глагол: О+О1+К+В, wә-sә-n-t°ә-n - тебя он мне дает,  sә-wә-nă-t°ә-n - меня тебе они дают.

5.                Одноличный непереходный глагол с аффиксами направления и отрицания: С+Н+О2+В, sә-j-mә-k´'ă-n - я сюда не иду, wә-j-mә-k´'ă-n - ты сюда не идешь.

6.                Двухличный непереходный глагол с локативным аффиксом: С+О1+Л+К+В, sә-w-bγ´ă-k´'ă-n - я иду на тебя.

7.                Двухличный переходный глагол с направительным (или локативным) аффиксом: О+Н+(Л)+С+К+В, wә-j-z-wә-n - тебя сюда я привожу.

8.                Одноличный переходный глагол с аффиксом наклонения: О+С+К+В+Н1, ă-w-qă-qăjt’-bă - если бы ты сказал что-либо тогда.

9.                Одноличный непереходный глагол с аффиксами возвратности, потенциалиса, числа, отрицания: С+К+В21+Ч+О2, š´ә-k´'ă-jә-fă-nă-mә-t - мы идти обратно не сможем.

10.            Трехличный глагол с аффиксами места, отрицания, понудительности и числа: О+О1+Л+С+О2+П+К+Ч+В, ă-w-bγ´ă-sә-m-γă-t°'ă-ž°ă-q’ăn - я не заставил их сидеть на тебе.

 

Времена

Настоящее время. Нулевая морфема для статического глагола и суффикс -н для динамического глагола: wагьыс - ты сидишь на чем-то, но wыкlьан - ты идешь.

Перфект (прошедшее совершенное). Суффикс -qэ для ед.ч. и -qэн для мн.ч.: атlwысqэ - он сел, атlwысqэн - они сели.

Имперфект (прошедшее несовершенное). Суффикс -найтl для ед.ч. и -найлъ для мн.ч.: сыйкlьана́йтl - я сюда ходил (приходил), щыйкlьана́йлъ - мы сюда ходили (приходили).

Плюсквамперфект. Суффикс -qайтl для ед.ч. и -qайлъ для мн.ч.: сыйкlьаqайтl - я тогда сюда ходил (приходил), щыйкlьаqайлъ - мы тогда сюда ходили (приходили).

Будущее. Суффиксы -öт и -т для ед.ч., суффикс -нöт для мн.ч.: азбыйöт - я его увижу, азбыйанöт - я их увижу.

Будущее категорическое. Суффиксы -ö, -т: азбыйö - я его увижу, сыкlьö - я пойду, щыкlьанö - мы пойдем, азбыйамыт - я его не увижу, сыкlьамыт - я не пойду, щыкlьанамыт - мы не пойдем.

Прошедшее будущее. Суффикссы -öтwqa и -wыйт: азбыйöтwqа, азбыйаwыйт.

Будущее цели и намерения. Суффикс -аwтын: айнащаwтын - [они] чтобы сделать.

В значении прошедшего азбыйа(гьа)wтwqа - я имел обыкновение видеть.

 

Способы выражения пространственной ориентации.

Локальные превербы:

1.                бgьэ-: сыбgьэс – я сижу на чем-либо (например, на лошади);

2.                гьы-: сыгьыс – я сижу на чем-либо (например, на стуле), сыгьыwын - я вхожу, въезжаю (например, в село);

3.                фэ-: фэсыgан – я вешаю, подвешиваю (например, на веревке);

4.                sэ-: сыsэплъан – я смотрю внутрь чего-то;

5.                блэ-: блэчlэтwын – он падает внутрь чего-то (например, в ущелье);

6.                лэ-: сылэт – я живу где-либо (в стране, в области);

7.                дзэ-: сыдзэхwан – я пересекаю что-либо, прохожу через что-либо;

8.                wэ-: сыwэт – я нахожусь в чем-либо (например, в толпе), абзы́н шэнаq аwэт - в воде чашка находится;

9.                чlэ-: сычlэгьыwын – я приближаюсь к нему;

10.            лъэфэ-: сылъэфэс – я нахожусь рядом, сбоку, близко;

11.            йыцlwэ-: сыйцlwэчэwын – я падаю на землю;

12.            жwэ-: сыжwэтшадан – я скатываюсь вниз.

Не подумайте, что в убыхском языке больше нет локальных превербов ...

 

Наклонения.

Условное. Суффикс -бэ: аwgwаwбэ – если ты найдешь, wыйкlьабэ – если ты придешь. -да/-дан – суффикс реального предположения в финитных формах: qаqада – если он ... сказал, wыкlьöтыдан - если ты должен уйти. -даш – суффикс реального пожелания в перфекте: айкlьаqанадаш – если бы только они пришли.

Оптатив. Суффикс -гьаqхw: айкlьагьаqхw – чтобы он пришел! Суффикс -х: wашхwэ wыйах! – чтобы тебя небеса поразили! wашыwа тшlащых! – чтобы твоя работа была удачной!

Повелительное. Суффиксы -маs, -гьа: wыкlьамаs – иди же, но wыкlьа – иди, wымкlьа – не ходи, щыgакlьан – идемте (где g – каузативный префикс). Префикс джь- в переходных некаузативных глаголах: аw(ы)джьqэ – скажи. Префикс дж- в сочетании с суфиксом -гьа: аwджqагьа – да говори же!

Вопросительное. Суффикс -s: wытшlаs? – ты молодой?, сwатшlанаs? – вы молодые?, wытwэхыs? – ты убых? Суффикс в сочетании с вопросительными местоименными элементами: мащкlьаный? – куда мы идем?, wана сэкьай? – что это такое? Суффикс ай при категоричном вопросе: сэкьащай? – что же это?, мэwкlьöщай? – куда же ты пойдешь?

 

Каузатив.

Префикс каузатива стоит непосредственно перед корневой морфемой: сыwgаqwатwqэ – ты меня вынудил остановиться, щыwgаqwахъазан – ты нас вынудил остановиться.

 

Еще несколько глагольных аффиксов.

Префикс совместности джьы-: сыджьыкlьан – я иду с ним, wыджьыкlьан – ты идешь с ним.

Префиксы взаимности и возвратности зы-, зэджьы-: азынаqаlэ – они сказали друг другу, азэджьыкlьаqэн – они поженились, щызэбыйан – мы видимся.

Версионные префиксы хьэ-: хьэстwын – я даю для него, хьэйншqэ – он сделал для него, хьэйкlьаlэ – он для него [= к нему] пришел; цwы-: асцwыwадыйаqэ – то у меня потерялось.

Суффикс потенциалиса э: сыwgwаwфэн – ты можешь меня найти, щыкlьафэнамыт – мы не можем идти.

Суффикс возвратности действия -эйы: wыкlьэйын – ты возвращаешься, сыйкlьэйöт – я вернусь.

Суффикс чрезмерности действия и состояния -цwэ: сыгьыгьацwэн – я слишком беден, азэйацwэн – он слишком воюет.

Суффикс постоянного действия -гьэ: сыкlьагьэн – я хожу всегда, постоянно, йынэqагьэнайтl – они говорят ему постоянно.

Суффикс окончательности действия -лэ: аwкlwылэн – ты убиваешь окончательно.

 

Отрицание.

Отрицание выражается с помощью аффикса -м-. В перфекте, имперфекте, плюсквамперфекте суффикс -м- следует за суффиксом времени (азбыйаqэмэ – я его не видел). В форме будущего времени суффикс -м- инкорпорируется в состав сложного временного суффикса -ö-т (азбыйöт – я его увижу, азбыйöмыт – я его не увижу). В будущем категорическом суффикс отрицания стоит перед суффиксом времени (сыкlьамыт – я не пойду). В настоящем времени оптатива, императиве, в причастных и деепричастных формах аффикс м- как префиксальный элемент стоит перед показателем каузатива, а при отсутствии последнего - непосредственно перед корневой морфемой (асымдыqwатwын – я его не останавливаю, асымwын – я не вхожу).

 

Части речи.

Имеются следующие лексико-грамматические разряды слов: существительное, прилагательное, числительное, местоимение, глагол, наречие. Отмечается слабая морфологическая дифференциация существительных и прилагательных, функционирование одних и тех же основ (без специальных словообразовательных аффиксов) в парадигмах имен существительных и глаголов.

 

Словообразование.

Основными способами словообразования являются основосложение и аффиксация. Основосложение следует считать здесь и наиболее древним способом. Достаточно указать на то, что композитами здесь передаются самые элементарные понятия (лицо, слеза и т.д.). В целом характерно слабое развитие аффиксального словообразования, причем в сфере имен используется почти исключительно суффиксальный способ; в глаголах же действует в основном префиксальное словообразование.

Наиболее продуктивны следующие словообразовательные типы:

а) основа существительного + основа существительного: тwджьэпхьа – тетя по линии отца (тwы + джьэпхьа), пхьэшwмызы – семья (пхьэшw + мызы);

б) основа существительного + основа прилагательного: нагьыджьа – бабушка (на + гьыджьа), тшыбжьыйаплъы – красный перец (тшыбжьыйэ + плъы);

в) основа существительного + основа глагола: мыgьалахwа – путешественник (мыgьа + [ла]хwа).

В аффиксальном словообразовании существительных и прилагательных используются суффиксы. Префиксальный тип в системе именного словообразования непродуктивен. К наиболее активным деривационным аффиксам относятся:

-шwа, выражающий место действия: цwашwа – постель, гьыwышwа – вход, въезд, qwатwшwа – остановка, стоянка;

суффикс -щ(а) образует слова отвлеченного значения: тытыщ – человечность, тшlащ – доброта;

суффикс -лъэ обозначает вместилище: чалъэ – ведро для молока, мыдzылъэ – кустарник;

-пщ(а) обозначает склонность к чему-либо: гьыгьэпща – трусливый, малодушный, мытslаqапща – лгун;

инструментальный суффикс -аw(ы): кьапаw – копье, чыwаwа – седло, пхычlаw – метла;

привативный суффикс -тшы: псэqатшы – бессильный, беспомощный, кlwачатшы – бесхвостый;

суффикс уменьшительности -шw(ы): дыgwышwы – мышонок, цанышw – ножик, цwыйэшw – домик.

 

Инфинитные образования (главным образом причастия), функционально эквивалентные придаточным предложениям, включают относительные аффиксы и обстоятельственные частицы. Причастия, за исключением одноличных, изменяются по лицам. Спрягаются причастия своеобразно: субъектные причастия изменяются только по лицам объекта, объектные причастия (двухличные) – только по лицам субъекта.

 

Специфические черты находим и у деепричастий: изменение по лицам и числам, необязательное совпадение субъекта действия, выраженного деепричастием, с субъектом действия, выраженного финитной формой глагола. Аффикс, с помощью которого образуются образуются деепричастия, -ны.

Кроме превербов, используют также послелоги.

 

Определенность.

Категория определенности–неопределенности выражается противопоставлением нулевой формы и формы на а-: цwыйэ - ацwыйэ, тыт - атыт, qхwэ - аqхwэ, шэ - ашэ (префикс а- показатель определенности). Присоединение определительного префикса к основам с конечным ы: тwы - атw, сы - ас, цwы - ацw, дыgwы - адыgw, мызы - амыз.

 

Лица.

Личные местоимения:

я сыgwэ (сgwэ)

ты wыgwэ (wgwэ, gwэ)

он (она, оно) йы, wэ

мы щыgwэ (щалъэ, щылъэ)

вы сwыgwэлъэ (сwыgwэ, сwалъэ, сwылъэ)

они йылъэ, wэлъэ

Категория лица в глаголе морфологически выражающаяся личными аффиксами, тесно связана с грамматическим значением корневой морфемы (или основы).

 

Конструкция предложений.

Конструкция простого предложения: индефинитная, номинативная, эргативная и инверсивная. Мало характерны сложноподчиненные предложения. Функцию придаточных предложений выполняют здесь главным образом причастия, деепричастия и другие инфинитные образования глагола.

Существует абсолютная и эргативная конструкция простого предложения. В абсолютной конструкции подлежащее стоит в абсолютном (именительном) падеже, сказуемое выражено непереходным глаголом, отсутствует прямое дополнение: Сыджьылъаgажw алэgа акlьаqэ. – Мой старший брат ушел в армию.

Основными признаками эргативной конструкции являются: подлежащее в эргативе, прямое дополнение в абсолютном падеже, сказуемое, выраженное переходным глаголом: Ашwакlьан антlэ йыкwqэ. – Охотник убил дракона.

Сложносочиненные предложения, как правило, строятся с помощью интонации. В сложных предложениях в значении 'хотя, но' используется гьыла: Сылъаqwаwысqэ-гьыла сыgалаqэма, асqwафаqэма. – Я гнался за ним, но не догнал, не смог его поймать.

Для соединения сказуемых в предложении употребляется форма на -н (мн.ч. -нан): акlьан gаджgаqэ – пришел и спросил, азахьабзынан аqаqан – собрались и сказали. В повествовании вводящие слова автора, как правило, включают в себя прямую речь. При этом чаще всего перед прямой речью ставится подлежащее, а после нее – сказуемое, выраженное глаголом qа:

Апхьэшwын-гьы: "Wыслъагьатlw, gwэ тхьаwgwн пхьэшwна сgwэ санкlьама, сwалаgын сыйwмыщ", – qан йынqаqэ. –

И женщина: "Оставь меня, я не из тех женщин, о ком ты думаешь, не преследуй меня", – сказала ему.

 

Лексический состав.

Основные пласты лексики представлены исконными словами. Исконными являются в целом личные, указательные и прочие местоимения, имена числительные (за исключением мин), служебные слова, названия частей тела, номенклатура родства, название членов общества и сословий, предметов и явлений неживой природы, дней недели, насекомых, земноводных и пресмыкающихся, дикорастущих деревьев, кустарников и их плодов, предметов верховой конской сбруи, жилищ и приусадебных построек. К исконному лексическому фонду относятся также названия большинства древних орудий труда и металлов, подавляющего большинства диких и домашних животных, диких птиц, большинства злаковых растений, кушаний, наиболее древних видов одежды. Исконными словами представлены, далее, глаголы и наречия (если не считать случаи их образования от заимствованных имен) и, за немногими исключениями, качественные имена прилагательные.

В значительном количестве представлены и заимствования. Это в первую очередь общественно-политические, культурно-просветительные, научно-технические, учебно-педагогические и прочие термины, а также слова, связанные с религией. Религиозная лексика в основном арабского происхождения.

Иноязычного происхождения также некоторые названия диких и домашних животных и птиц (почти исключительно из тюркских языков), названия большинства предметов домашнего обихода (в основном из тюркских языков), слова, обозначающие различные меры и единицы измерения земельной площади, названия большинства предметов конской упряжи, мебели, почти всех галантерейных изделий, названия многих сельскохозяйственных культур, некоторых фруктов, кушаний, многих продуктов питания и почти всех напитков; названия тканей, многих видов одежды, почти всех видов обуви, постельных принадлежностей; названия некоторых металлов, многих стройматериалов и частей дома (в основном из тюркских языков); отдельные наименования частей тела; многие слова, обозначающие абстрактные понятия, качества, свойства человека, животных и вещей (почти все арабского или тюркского происхождения).

Из тюркских языков заимствованы не только собственно тюркские, но и арабо-персидские слова. Языком-посредником служил главным образом турецкий. Практически отсутствуют заимствования из русского языка. Встречаются подобные заимствования: ištah (араб.) - аппетит, azat (перс.) - свободный, вольный, awǯi (тюрк.) - охотник, šapka (тур.) - шапка, шляпа.

Адыгские заимствования составляют значительный процент в лексике убыхского языка. Фонетический облик этих слов показывает, что они непосредственно заимствованы из адыгейского языка. Наибольший интерес представляют те из них, которые убыхский язык разделяет с абхазским. Подобные слова нередко трудно бывает отличить от генетически общих элементов, но этимологические разыскания обычно приводят к их выявлению.

Выявление генетически общего лексического фонда абхазо-адыгских языков упирается в сложную и объективно трудную проблему звуковых соответствий в масштабе всей языковой группировки. В звукосоответствиях между подразделениями родственной группы преобладает пестрота и противоречивость в сочетании с малочисленностью примеров, иллюстрирующих соответствия. Лексические сопоставления, основанные на такого рода соответствиях, разумеется, не всегда оказываются удовлетворительными, но абхазо-адыгское сравнительно-историческое языкознание не обходилось и не может обходится без подобных сближений. Здесь следует учитывать и характер сопоставляемых лексем (их принадлежность к основному словарному фонду), и фонетические свойства корреспондирующих звуков, которые, как правило, позволяют считать приводимые словарные сближение вполне достоверными.

Слов, основ, корней, генетически объединяющих абхазо-адыгские языки, сравнительно немного (около 400), но и не так мало, если учесть степень расхождения между соответствующими языковыми подгруппами. Генетически общие лексические элементы относятся здесь к важнейшим семантическим категориям слов: личные местоимения, числительные первого десятка, названия частей тела и организма, волосяного покрова, номенклатура родства, название предметов и явлений из области неживой природы, слова, связанные с животным и растительным миром, названия качеств, свойств человека и животных, слова со значением времени и пр. Довольно многочисленную группу составляют глагольные основы. Сюда входят глаголы, обозначающие такие элементарные действия, движение и состояния, как пить (сосать), смотреть, чихать, кусаться, прислушаться (слушаться), упасть (падать), давить, идти (двигаться), дойти (доехать), пройти (о времени), вставать, рвать (о рвоте), знать (учиться), гореть (светить), боятся, качаться. Имеются также глаголы из сферы хозяйства, ремесел: полоть, жать (косить), плести (из прутьев), молоть, пасти, доить, вязать, ткать. За глаголами идут названия частей тела и организма: голова, сердце, глаз, нос, рот, нога, ухо, спина, ребро, кость, кожа, почка, желчный пузырь и др.

В целом генетически общая лексика абхазо-адыгских языков дает картину, не оставляющую сомнений в их родстве.

О степени воздействия адыгских языков на убыхский свидетельствует тот факт, что последний усвоил не только адыгские лексические заимствования, но морфологические единицы, например, глагольный словообразовательный суффикс -лlэ (сыкlьалlэн - я подхожу).

главная > убыхский раздел

Сайт создан в системе uCoz